23:50 

Клетка для зверя (8/?)

amaneshka
Although life is full of sadness.. Always put on a smile ^-^ (Heechul)
ДОБАВЛЕНЫ 5-8 Главы!


Клетка для зверя ficbook.net/readfic/462918

Автор: amaneshka (ficbook.net/authors/amaneshka)
Бета: Лис, которого приручил Маленький Принц
Фэндом: Super Junior
Персонажи: : Йесон/Реук , Кюхен/Сонмин основные, Итук/Хичоль, Ынхек/Донхэ, и др.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Психология, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе написания

Описание:
«Ты посадишь меня на цепь, закроешь в золотой клетке и будешь мне петь. А если не захочешь – на цепи в клетке вместо меня будешь ты…»

Публикация на других ресурсах:
Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку


С большого экрана, что находился внутри магазина, доносились слабые звуки новостей: «В ближайшее время синоптики передают сильное похолодание. Температура снизится до пятнадцати градусов ниже нуля. В стране уже более 50 лет не наблюдалось таких заморозков. Поэтому Минздрав просит не выходить на улицу без причин и одеваться теплее. Далее. Из-за сильных снегопадов… »

Автобус опаздывал вот уже на добрых 20 минут, так как из-за снега на дороге возникли длинные пробки. Стоя на остановке в одной легкой осенней куртке Реук молил бога, чтобы долгожданный транспорт наконец появился. И чем скорее, тем лучше. Его хрупкое тело не особо хорошо переносит холод, а он не имел права позволить себе заболеть. Страховая медицина вещь страшная – нет денег – больница для тебя закрыта. И тратить их на лекарства парень позволить себе не мог. Тем временем ледяной ветер дул все сильнее и сильнее…

Молодой человек затянул (на сколько это было возможно) вокруг шеи большой вязанный шарф, пытаясь уберечь горло. Длинные, хрупкие и чувствительные пальцы да голос – это все, что у него было, все, что позволяло ему продолжать жить в этом забытом Богом мире, где правят деньги и власть. Если раньше Реук надеялся и пытался изменить что-то в своей жизни, то сейчас ничего не осталось… он просто шагал в темноте по длинному туннелю жизни, свет которого навсегда угас. Туннелю, которому не было видно ни начала, ни конца.

Яркий свет фар осветил остановку, и уже через миг парень сумел втиснуться в переполненный автобус, чтобы, наконец, добраться до работы.

Из-за небольшого роста и хрупкого телосложения, Вукки было тяжело исполнять какую-то тяжелую физическую работу, а высшего образования у него не было… Еще бы, откуда сироте взять деньги на учебу. Но еще с детства у мальчика был очень хороший слух, поэтому настоятельница в монастыре, в котором он вырос, часто занималась с ним музыкой, что дало свои плоды.

«Амелия» - так назывался ночной клуб, где он работал. В этом месте не существовало правил, здесь покупали всё и всех, за большие или очень большие деньги. Притон разврата, лицемерия, алкоголя, наркотиков. Это был мир, в котором жили лишь избранные – те, которых судьба одарила щедрыми дарами, но позабыла наставить на путь истинный. Заблудшие души, вот кем он их считал. Каждый вечер, приезжая сюда, парень садился за пианино и играл. Он любил музыку, нет — он ею жил! Она была единственной причиной для существования. Поэтому молодой человек никогда не смотрел на то, что происходит в клубе, играя и исполняя песни он отдавал всего себя, все остальное не имело значения.

Сегодня Вукки вновь пришел в это место, в этот «рай» для его души.

В зале уже собралось немало богатых клиентов. Наспех одевшись и сделав легкий макияж, парень уверенным шагом направился к роялю.

Вот он… его большой, белоснежный красавец. Реук любил, медленно проводить пальцами по дереву и любоваться этим чудом неспешно садясь на привычное место. Его пальцы касаются клавиш принося ощущение восторга, нежности и чего-то до боли родного. Прикрыв на минутку глаза и сделав небольшой вдох, словно впадая в транс, он начал играть, рождая прекрасную мелодию. Она лилась вперемешку с его ангельски голосом и наполняла зал, заставив всех замолчать и отдаться этим невероятным звукам, ибо многие из них приходили лишь для того, что бы услышать песню Ночного ангела.

И так каждую ночь… он приходит ради музыки и денег, они – ради наслаждения. Эта ночь не была исключением. Вот только одного Реук не знал. За ним давно уже наблюдали. И во всей этой суете парень даже не заметил, как кто-то из посетителей щелкнув пальцами позвал официанта, и шепнув ему что-то на ухо – улыбнулся.

* * *

Закончив с песнями, Вукки ушел в раздевалку.

Он уже начал снимать из себя одежду, когда дверь открылась, и в комнату кто-то вошел. Реук не любил переодеваться при ком-то, поэтому быстро набросил на себя только что снятую рубашку.

- Расслабься, это всего лишь я, - послышался рядом голос Сонмина.

- О, давно не виделись! – с улыбкой ответил младший.

Реук действительно был рад видеть Сонмина, который был для парня как брат. Они росли в одном и том же монастыре и вместе занимались музыкой. Но так как Сонмин был старше, то ему пришлось раньше покинуть стены «дома», и на несколько лет они полностью потеряли связь, пока однажды не встретились в «Амелии». В то время Минни, как его называли друзья, уже больше года пел в клубе, а Рё только-только вышел в большой мир.

Некоторое время они жили вместе, точнее Мин силой заставил поселиться у него, да вот только его парню, Кибому, Вукки не нравился. Поэтому Реук постарался чем побыстрее насобирать денег и переселиться в собственное жилье. К сожалению, в последнее время Мин был занят на другой работе и в клубе выступал редко, чаще всего через час или два после Рё, поэтому вероятность встречи была очень мала.

Переодевшись, Реук развернулся и наконец, глянув на друга, застыл. Светлые волосы и подведенные глаза, белоснежная кофточка, штаны в обтяжку розового цвета сделали из его друга самого настоящего ангелочка. Рё аж присвистнул!

-Что ты сделал с собой? – спросил он, не замечая, как глупая улыбка уже появилась на его лице.

-А что, мне не идет? Я странно выгляжу?- заволновался Минни. – Люди на улице как-то странно на меня поглядывать начали.

-Еще бы! - ответил младший.- На их месте я бы затащил такое чудо к себе домой и никуда не выпускал, любуясь целый день! Мин – ты воистину прекрасен! Тебе очень идет!

От таких слов лицо друга сразу налилось краской. Если Реук говорил, что красиво, значит оно действительно так! Младший имел очень хороший вкус.

- Спасибо,- коротко ответил блондин.- Ты домой?

- Да, - сказал Вукки и улыбнувшись, начал накручивать шарф вокруг шеи.

- Давай немного провожу, - предложил Мин. – У меня еще есть час.

- Но там такой мороз…

- Ничего, - перебил он, мы с тобой слишком давно не виделись, и у меня есть столько всего рассказать! Вот например, - Мин немного замялся, и огонек в его глазах немного погас, - мы с Кибомом вот уже неделю как расстались!

- Что?- Реук не верил своим ушам.– Как? Почему?

- Последние несколько месяцев он начал сильно меняться. Мы много ругались и днями могли не разговаривать, пока однажды я не увидел его с другим парнем. Рё, они целовались… я не мог так дальше.

Сказать, что Реук был шокирован, значит, ничего не сказать. Он предположил, что Мину пришлось тяжело. Справиться с такой ситуацией било психологически сложно.

- Почему ты мне не рассказывал? Я бы помог! Выслушал! Утешил!

- Да все нормально, я не хотел добавлять тебе хлопот, их у тебя и так много. Я… я… - с этими словами одна слеза скатилась вниз по щеке, но он быстро ее вытер.

Реук хотел было обнять друга, но тот отвернулся.

- Не нужно Вукки, все уже нормально. – Он быстро одел куртку. – Пошли?

- Пошли.

* * *

На часах было ровно два ночи, когда мальчики вышли из здания.

С того момента как Реук зашел в «Амелию», снега прибавилось не мало, да и температура опустилась еще на несколько градусов. Закутав потеплее горло, парни медленно побрели в сторону главной улицы.

Ни автобусы, ни метро в это время уже не ходили, а такси… такси Рё себе позволить не мог, ведь что бы добраться домой, потребуется как минимум 30 000 вон, что было довольно крупной суммой для него.

Сонмин это знал, он ведь сам был в не лучшем положении, поэтому решил провести друга так далеко на сколько ему позволяло время.

Фонари на улице, к сожалению, не работали, и пробираться сквозь завалы снега в полнейшей темноте было довольно таки сложно.

- Айщ, как же бесит эта погода! – жаловался младший.

- Не то слово! Вукки, тебе бы курточку потеплее купить. Так и простудиться можно…-начал было Сонмин, как вдруг фары машины ослепили его. Из нее выскочило несколько людей в черном.

- Вукки, бежим, - закричал Мин. Но все произошло слишком быстро, парни даже не успели и шагу сделать.

Вырываясь из «лап» громадного, как шкаф, мужика, парень почувствовал как кто-то изо всех сил стукнул его по голове. Последнее, что он видел – как один из этих амбалов забросил обмякшее тело Реука себе на спину и унес в сторону фургона, что подъехал сразу после машины.

Сквозь закрытые глаза, до Мина дошли обрывки слов:
- Босс, а с этим что делать?
- С этим… тащите и его, - ответил чей-то бархатный голос. И парень окончательно отключился…



Холодно…

Реук лежал на холодном полу. Свет не проникал в помещение, но по какой-то причине парню казалось, что это камера, хотя он не был в этом уверен. Время времени молодой человек слышал звук води, что капала, но не знал, откуда он шел. Все попытки позвать кого-то так и не увенчались успехом.

Связанные, отекшие руки и ноги вызывали огромное неудобство. И сколько он не крутился и не пытался принять какую-то удобную позу – ничего не получалось. В итоге он просто уперся спиной к каменной стене, подтянув ноги к груди.

С тех пор как Вукки очнулся, прошло не меньше двух-трех часов. В эти часы думал о Мине. О том жив ли его друг, а если жив – то где он и о том, что с ним будет дальше.

Рё слышал много историй и похищениях. Особенно часто о людях, таких как они с Минни, которых похищали для продажи органов или продавали в качестве секс-игрушек. Первое время Реук надеялся, что это сон или чия-то глупая шутка, но чем больше времени проходило, тем сильнее страх поглощал его, а надежна на спасение угасала с каждой минутой неизвестности.

Парень боялся, но не столько за себя, сколько за Мина. Если друга убьют – у него больше никого не останется! Одна мысли об этом, вызывала слезы, которые предательски выступили на глазах, и Рё не смог их сдержать. Впервые за много лет он плакал. За свою жизнь ему пришлось много чего повидать. Скитаясь улицами, без денег и крыши над головой, Вукки часто приходилось ночевать на вокзалах, голодать… Он пытался работать на стройке, но для такой работы ему не хватало сил. Время от времени попадались небольшие подработки – раздавать рекламки, разносить газеты, почту, молоко. Но такие деньги не могли обеспечить жилье. И как бы Рё не старался откладывать – денег было катастрофически мало! Именно тогда, он наткнулся на объявление, в котором искали музыканта в клуб. И хотя навыки Вукки немного притупились за те пару месяцев, он с легкостью получил работу. Тогда же он встретил Мина.

После их встречи жизнь постепенно начала налаживаться, да только Кибому он очень не нравился, поэтому Реук старался появляться дома как можно реже… чаще всего - когда ребята уже спали. И все же, тогда ему не было одиноко, и даже съехав, жизнь уже не была так страшна, ибо друг всегда оказывал ему поддержку.
Но сейчас ему было холодно, страшно и одиноко.

Спустя час живот начал урчать, требуя наполнить его едой, и страшно хотелось пить. Мысль о смерти от голода или обезвоживания начала медленно зарождаться в подсознании Вукки. Долго без еды он не выдержит, ибо прошли уже сутки с тех пор, как он хоть что-то кушал.

«Наверное, это конец,- думал он.- Конец этой мучительной, никчемной жизни…»

С этими мыслями молодой человек вновь начал мелено засыпать, как вдруг послышался звук ключей и двери в комнату медленно открылись.

Сквозь нее пробивался яркий свет, и от непривычки у Реука заболели глаза. Вдруг в дверном проеме появился кто-то высокий… Лица его не было видно. С пол минуты они смотрели в упор друг на друга: один – пытаясь хоть что-то разглядеть, другой – оценивая состояния пленника. После чего скомандовал: «Отвести в комнату, накормить, отмыть, одеть и накрасить! НЕМЕДЛЕННО!» и с этими словами незнакомец ушел, а вместо него появились два больших парня. Они подхватили Реука под руки, и надели повязку на глаза, как сломанную куклу, поволокли вдоль коридора, вверх по лестнице.

* * *

Мин лежал на мягкой кровати, голова его страшно раскалывалась. Парень попробовал пошевелиться, но не смог. Открыть глаза так же не удавалось.

Время от времени до него доносились отдельные фразы, но молодой человек не понимал их смысл. Парень почувствовал, как к тому месту, где голова болела больше всего, приложили что-то холодное, от чего стало чуточку лучше. Он начал медленно вспоминать отрывки вчерашнего дня… Вот он заходит в раздевалку и видит Вукки, потом это удивление в глазах друга, потом дверь, снег, свет и…

- Как он? – услышал он тот самый голос, что и вчера ночью.

- Ничего страшного, жить будет! Возможно небольшое сотрясение, поэтому лучше ему пока полежать здесь несколько деньков, - ответил кто-то.

- Спасибо, Чонсу! – сказал человек с бархатистым голосом.

- Не за что, всегда рад помочь.

- Тебя провести?

- Нет, спасибо, сам найду дорогу! Если ему станет хуже – позвони.

После этих слов послышались шаги, кто-то хлопнул дверью, и наступила тишина. Прикидываться спящем, идея хорошая, но будучи у плену, нужно было побыстрее выяснить где он, что было возможно лишь оставшись наедине. Но приоткрыв один глаз, Мин сразу же об этом пожалел. У ног кровати стоял высокий парень, с густыми каштановыми волосами, карими глазами и хитрой улыбкой на губах. Белоснежная сорочка, зеленый бархатный костюм, строгие коричневые штаны, дорогие часы, дизайнерские украшения, все они указывали на то, что парень явно из высшего общества, возможно из самого Чхондама. Сонмин часто встречал таких в клубе, мысленно ненавидя всех этих богатеньких буратино.

- Ну что, милашка, вижу ты проснулся, - сказал он.

- Кто ты? Где я? Что слу… – начал было спрашивать Мин, когда его перебили…

- Я не давал тебе права говорить – сказал парень с бархатистым голосом. - Всему свое время, дорогуша. Скажу лишь то, что отныне ты – моя собственность. И сейчас находишься в моем доме. Как меня зовут тебе пока знать не надо. Будешь называть меня «Хозяином».

- Что за чушь…

- Молчать я сказал! – в этот раз в словах послышалась угроза. – Когда я говорю молчать, ты – молчишь! Если говорю лаять – лаешь… Если…

-Но… - не успел Мин его перебить, как почувствовал, что его что-то душит. Он потянулся руками до шеи, на которой, как он только сейчас заметил, была намотана цепь. Воздуха стало катастрофически мало, и цепь совершенно не поддавалась, как бы он не пытался ее разорвать руками. Но через миг все прекратилось и в конвульсиях он начал откашливаться.

Сонмин злился на себя, чувствуя каким беспомощным перед этим отпрыском богатой семьи, и будь на то его воля, сам бы придушил гада.

-Я не люблю повторяться, поэтому говорю в последний раз – НИКОГДА не перебивай меня, и делай то, что я говорю, - сказал он и взял в руку цепь, которая тянулась до шеи Сонмина, - если же нет, - он остановился и резко потянул ее на себя, от чего Мин вновь почувствовал, что его душат,- ты – умрешь! Если будешь слушаться, быть может, ты будешь жить, и жизнь твоя будет сладкой как мед. Понял?

- Понял! – ответил Сонмин, пытаясь отдышаться.

- Если понял, хорошо! Сейчас я уйду на некоторое время, но позже вернусь проверить как ты тут, - сказал шатен, и направился к выходу.

- Стойте! А где Реук?

- Прости малыш, но я не уверен, что вы с ним еще увидитесь. Боюсь, парнишке осталось не так много. Хотя жаль, мне нравился его голос. – с этими словами «хозяин» бархатистого голоса закрыл за собой дверь, оставив позади прикованного к кровати Минни.



*Глава писалась под Wolfgang Amadeus Mozart – Lacrimosa*

Вы когда-то видели мир, сотканный из одних черных цветов? Мир, где не существует ни дня, ни ночи, ни любви, ни радости, где тебя покидают все надежды и мечты, уходят боль и страх. Там нет ни звуков, ни запахов. Это место, где ничего нет, одна пустота. Даже время и то кажется, остановилось в таком мире. Попав однажды в такое местечко, человек понемногу сходит с ума, ибо все, что он видит – тьма, все что слышит – собственное сердцебиение и даже, если прислушаться - как кровь движется вверх-вниз по венам. Жутко? Нет, в таком месте ты не можешь чувствовать ничего, ибо тебе кажется, что тебя нет, ты – часть этой пустоты, часть вечности.

Хотели бы вы когда-нибудь попасть в такое место? Нет, не хотели, а если и хотели – то лишь ради любопытства, и то на краткий миг.


Прошло уже некоторое время с тех пор, как Реук обнаружил себя в таком «мире».

Он не кричал, не бился об стены, не просил сжалится или отпустить. Зачем? И так ведь не отпустят! Он знал – его предупредили.

Кюхен, так, кажется, звали его «палача» – человека, который решил судьбу парня вместо Бога. Но считал ли тот себя Богом? Нет, это было видно по глазам. Безысходность, печаль, сожаление и, пожалуй… надежда?! Неужели глаза человека могут передавать сразу такие сильные эмоции? Если раньше Реук не верил в это, то во время их разговора, он отчетливо вспомнил слова матушки-настоятельницы из монастыря: «Глаза это зеркало души, Вукки. Запомни это!» По-видимому, матушка была права, и суть ее слов, наконец, дошел до него. Но он не мог понять почему… Зачем человеку, не желающему смерти, так поступать?!

«Спаси его – либо он тебя убьет!»

Сидя на диване, или маленькой кровати (в такой тьме не разобрать), Вукки мысленно повторял себе те несколько фраз, которые Кю сказал перед тем, как закрыть в «клетке».

«Играй – чтобы спастись!»
«Пой – чтобы спасти!»
«Спаси – или умрешь!»

Раз за разом он повторял себе эти 3 фразы – 3 нити, на которых, с той минуты как он очутился в клетке, свисала вся его жизнь. Если оборвется хотя бы одна – оборвутся и остальные.

«Но кто он? Кто тот, кого я должен спасти?!» - Вук не знал.

Он ждал ее. Ждал свою смерть. И ему не было страшно, ибо дороги обратно уже не было.

Часы все тянулись, но смерть так и не решалась нападать на него. Был миг, когда парню казалось, что ему солгали и закрыли, совершенно одного, чтобы попугать, но взгляд «палача» моментально вернул его на землю. Нет, его не обманывали, и где-то, в этой гигантской черной клетке живет существо, или как ему сказали – «зверь, что сеет страх и ужас на обителей дома».

Чего он ждет, почему не нападает, почему его не слышно. Такая игра в молчанку раздражала. Не могут же они всю жизнь продолжать сидеть и молча ждать шага от другой стороны.

«Надоело!», подумал было Реук и вдохнув поглубже решился было заговорить, как вдруг услышал скрип. Тихий, практически неслышный скрип от чьих-то движений.

Аккуратно, легко, совершенно невесомо, очень медленно, шаг за шагом, словно пытаясь оттянуть минуту встречи, зверь крался к Реуку. Они смотрели друг на друга, и если младший мог только догадываться где находится причина его пребывания здесь, то существо прекрасно видело свою добычу, он чувствовал его запах, слышал, как стучит сердце.

Зверь остановился в нескольких метрах от кровати и, не отрывая взгляда от принесенной ему жертвы, делая осторожные шаги, начал медленно вырисовывать круг, словно волк, что обдумывает с какой стороны ему стоит напасть, выискивая самое слабое место у выбранной добычи.

Вукки знал это, понимал, и впервые ему было настолько страшно. Когда- то он дал себе слово никогда и ничего не боятся, всегда идти напролом. Но не сейчас. Кролик, попавший в капкан, вот кто он, и бороться в данной ситуации все равно, что сказать «фас», указывая на себя.

Скрип притих. Сидя неподвижно, стараясь не дышать в надежде остаться нетронутым, парень ждал. Они оба ждали. Напряжение росло. Капельки пота выступили на лбу, сердце стучало неистово, и эта жара… Очень хотелось пить. От обезвоживания губы Рё начали трескаться, и он обвел их языком, пытаясь хоть как-то смочить.

Такой жест был гигантской оплошностью, ошибкой, ставшей началом.

Рыча, зверь набросился на парня, сбросил того на землю и с силой прижал не давая вырваться.

Заломив руки младшего над головой, он приблизился к лицу Реуки и, легонько коснувшись носом кожи, начал внюхиваться, стараясь не упустить ни единого миллиметра на лице, шеи, груди.

Существо, нависшее над ним, было определенно мужского пола. Трудно назвать его «человеком», и психически больным он не был.

Безумец? Нет, он не безумен.

Это был самый настоящий зверь, изголодавший по всему живому. Он был Хозяином этих четырех стен, и до Реука здесь мало кто бывал.

Хищник наслаждался новыми для него ароматами, упивался мелодией сердца, что колотилось в груди младшего, пока не начал опускаться вниз, двигаясь все ниже и ниже. Остановившись над интимным местом, он начал скулить и облизывать брюки, от чего Реук невольно вскрикнул. Он понимал, что будет дальше.

Инстинкт спаривания. Зверь – самец, которому очень долго приходилось сдерживать свои инстинкты. И сейчас парень, оказавшейся в его власти, был объектом его вожделения. Вукки хотелось бежать, кричать, истерика охватила его и он начал вырываться.

Зверь, не ожидавший такого нахальства еще крепче сжал руки пленника, после чего резко сорвал с того рубашку и брюки, и спустя несколько секунд резко, без подготовки вошел в него. Реук кричал и дергался. Ему было больно, невыносимо больно, слезы лились ручьем, тело разрывалось на части от нахлынувшей боли. Казалось, будто его заживо раздирают внутри. А зверь все вбивался и вбивался в тело - резко, сильно, наращивая темп, пока через несколько минут наслаждение не накрыло его.

Маннэ надеялся, что на этом все закончиться, но это было лишь начало. Его брали вновь и вновь. Рё больше не кричал, не дергался, сил не осталось. Он был слаб и беспомощен, брошенный на истерзание зверю.

«Наверное, это и есть конец… Прощай Минни, мы больше не увидимся!» - и безвольное тело обмякло в руках у хищника.




Больно…

Реук лежал на бетонном полу, боясь открыть глаза, или хотя бы как-то пошевелится. Все тело продрогло от холода, и ломило после вчерашней ночи. Совершенно нагой, одинокий и напуганный, вот каким он был в этот момент.

Когда парень пришел в себя, было, наверное, утро. Позволив себе лишь однажды приоткрыть глаза, яркий свет моментально резанул по ним, заставив сощурится. Рё не мог понять откуда брался свет, окон нигде видно не было, а лампы никогда бы не смогли так осветить помещение. Длинные и, насколько было возможно рассмотреть, очень высоки стены тянулись в глубь помещение. К сожалению, в его позе обзор был слишком мал, чтобы можно было еще что-то увидеть. Хотелось перевернутся с живота на спину, одеться, но услышанный рядом шорох напугал Вукки, и тот продолжил игру в «невидимку».

Но как бы это прискорбно не было, игра не могла продолжаться вечность. Очень скоро голод, жажда и элементарная потребность «сходить по нужде», начали требовать от хозяина тела неких действий. Терпеть было уже невозможно. Не мог ведь он просто на месте это сделать, а бороться с организмом уже не было сил.

«Еще чуть-чуть… потерпи… ну пожалуйста, еще немножко» - молил он организм, но тот по видимому решил не поддаваться мольбам хозяина, и в какой-то миг Рё понял – терпеть он больше не в силе!

Открыв глаза и поднявшись на ноги, тот заскулил от боли. Все тело укрывали синяки и царапины, а на бедрах высохшая кровь. От увиденного себя, Реука начало подташнивать, смотреть на оставшиеся следы вчерашнего насилия он не мог, поэтому начал оглядываться в поисках своих вещей. Насколько израненное тело позволяло, «быстро» натянул на себя порванные брюки и футболку. Организм уже подавал сильные знаки того, что терпеть он больше не может, поэтому парень начал искать хоть какую-то посудину, но ничего не находилось. В помещение не было практически ничего.

«Туалет, туалет… где же ты?!» - все повторял он. Ведь еще чуток и не избежать ему позора. Хотя от кого ему стыдиться, от того животного, что зверски изнасиловал парня? «Стоп, зверь ведь…- от осознания того, что он только что выдал себя, сердце Вукки ёкнуло, а глаза расширились, - Господи, да ведь он где-то здесь!».

С опаской оглядевшись вокруг, и не увидев объекта страха, он продолжил поиски, ибо какой бы пугающей реальность не была - природа брала свое. Коленки уже во всю тряслись, и схватившись за живот, помутневшими глазами он продолжил хаотично искать хоть что-то подходящее. Тут его взгляд зацепился за шкаф, в нескольких метров от него, рядом с которым была небольшая арка, а за ней… ванная комнатка!

-Господи, спасибо! – с этими словами Реук, сцепив зубы от боли, медленно хромая, направился в «священное место».

* * *

Сидя на краю кровати, Сонмин ждал…

Прошло немало времени с разговора с «похитителем». Последний обещал к нему зайти, но время шло, а тот не появлялся.

Оставшись наедине, он думал о побеге, но как бы не старался сорвать ошейник из цепи вокруг шеи, тот не поддавался. А даже если бы удалось как-то разрушить цепь, убежать бы не получилось. Слишком часто возле двери он слышал чьи-то разговоры, скорее всего охранников, что либо караулили дверь, либо проверяли все ли в порядке в этой части дома. Их было много, очень много, и Мин никогда бы не смог одолеть их всех.

Поэтому отбросив в сторону глупые планы о побеге, и придя немножко в себя, начал размышлять.

Судя по тому, что он слышал, похитили их не для борделя или продажи на органы. Ни у него, ни у Реука не было врагов. Оба они старались вести тихую и честную жизнь, много работая, чтобы оплатить проживание, никогда не брали ссуды или какие-то грязные деньги. Долгов тоже не было, если только иногда приходилось задерживать плату за жилье. И как Мин не старался понять причину их похищения, ничего не складывалось в голове. Не каждый день людей похищают «просто так». Всему есть свои объяснения. И в этом случае, единственный, кому были известны ответы, был тот паренек.

Кроме того, Сонмин да ужаса волновался за друга.

«Боюсь, парнишке осталось не так много» - эта фраза так и стояла перед глазами блондина. Что произошло с Реуком, где он, жив ли еще. Младший был его семьей. В этом мире кроме него, у Мина не осталось никого. Сколько он себя полнил, маленький Рё всегда вертелся рядом. Они играли и занимались вместе, иногда в холодные зимние вечера тот проскальзывал в комнату к старшим и залезал греться к нему, чему Мин был только рад. И хотя им пришлось расстаться на некоторое время, судьба вновь их свела в таком огромном городе как Сеул. Брат… он был его младшим братиком, потерю которого ему не пережить.

Поглощенный своими мыслями, парень не услышал, как замок на двери щелкнул, и в комнату вошли.

- Не спишь, я смотрю,- от внезапно услышанного голоса, блондин чуть было не подскочил, ибо еще никто никогда не заставал его так врасплох.- Плохо! Доктор сказал тебе нужен постельный режим, поэтому марш в постель.

- Но я не хочу, - начал было возражать Сонмин. Как можно отдыхать, когда в голове столько разных мыслей, а страх за Реука и вовсе отбивал желание прилечь.

- Кое-кто все еще не выучил вчерашний урок, мне повторить,- парень резко схватил цепь, от чего ошейник начал, не так сильно как вчера, но все же душить.

- Я… я понял, я больше не буду… - прохрипел он в ответ.

- Я больше не буду ХОЗЯИН, повтори! – скомандовал парень, еще немного потянув на себя цепь.

«А не пошел бы ты…» - Сонмину очень хотелось сказать парочку «приятных» слов этой малявке, ведь парень был явно младше. А эта кривая ухмылка на его лице … Будь у Мина при себе его любимые нунчаки, улыбочка бы явно от туда ушла. Но в данный момент, в такой ситуации он понимал, что достаточно сделать несколько ошибок и тогда поминай как звали.

-Нуууу?- протянул тот, еще сильней стягивая цепь в руках, которая еще больней врезалась в шею, не давая возможности сделать хотя бы один нормальный глоток воздуха.

Сонмин находился в очень невыгодном положении, но сказать «хозяин» было слишком унизительно, поэтому лишь почувствовав, что воздуха стает все меньше, собрав всю волю в кулаки и распрощавшись с гордостью, тихо прохрипел:

- Я больше не буду, Хозяин.

- Вот и молодец. А теперь марш в постель! – парень приблизился к кровати и указав пальцем на подушки, сказал, - ложись.

Сонмин лишь кивнул, и нехотя заполз под одеяло, плюхнувшись на гору подушек.

«Что за ненормальный! То он меня задушить готов, то приказывает отдыхать, - думал Мин,- дружок, а ты часом с психушки не свалил? А? Хотя нет, какая психушка, в этом воплощении зла не может быть ничего хорошего, эвил чертов. Так и знай, буду называть тебя «Эвилом», а не «Хозяином»!».

- Молодец, а теперь к делу, - заявил тот, усевшись в кресло напротив кровати. – Думаю, с моей стороны будет не вежливо, если я не объясню где и в чьих руках находиться твоя жизнь.

Не веря своим ушам, Мин уставился на Эвила изумленным взглядом. «Неужели мне расскажут?! Неужели есть надежда все узнать?!».
Сонмин кивнул тому продолжать.

- Дай угадаю, в этот момент, у тебя чешется язык чтобы спросить : «Где?», «За что?», «Почему?»,- начал перечислять тот вопросы, загибая пальцы на руке, - «Где Реук, и что с ним?», «Почему меня тут держат на привязи?». Разве я не прав? – спросил он, желая услышать утвердительный ответ от лежащего. И хотя в выше сказанном, была явно не малая доза сарказма, блондин кивнув головой, ответил:

- Вы правы, - и помявшись несколько секунд, добавил, - Хозяин.- Теперь, когда есть шанс услышать правду, нельзя было допускать ошибки, слишком много информации на весу!

- И так, с чего бы мне начать? - он подпер голову ладонью, и зажмурив глаза, словно вспоминая, начал рассказывать.

* * *

Сидя в кресле напротив Сонмина, Кю задумался. Он не знал с чего начинать, что рассказывать, как объяснить. Нельзя же просто так заявить человеку, что его похитили «случайно», ибо тот оказался не в том месте, не в то время. Ему не хотелось пугать паренька, что лежа в постели, казался таким беспомощным и слабым, желающим узнать хоть что-то. Объяснить, зачем ему Реук он тоже до конца не мог, тема была слишком личной, слишком далекой для понимания кем-то. Кюхену было стыдно за то, что сделал, но знал, он верил, что поступает правильно. И сейчас, в начале пути к цели не мог остановиться, ибо всему придет конец. Зная, что такого шанса больше не будет, он сделал так, как считал нужным, и никто не имел права ему помешать, даже этот милый паренек.

- К сожалению, я не могу тебе рассказать все. Ты должен понимать, что в твоей ситуации услышанного будет более чем достаточно, - он видел как Сонмин сжался, чувствовал его злость, желание узнать правду, а он получит лишь огрызки, но Кю знал, тот не посмеет ему перечить. – Поэтому, внимательно слушай и не перебивай! Повторяться я не буду!

Мин кивнул головой, давая понять, что он готов.. услышать все.

- Начнем с того, что сейчас ты находишься в главной резиденции главы СМЕнтертейнмент. Думаю рассказывать тебе чем они занимаются тебе не надо, ты не первый год занимаешься музыкой, и должен знать о самой большой и влиятельной компании всей Азии. Меня зовут Чо Кюхен, и на данный момент я являюсь ее руководителем. Несколько лет назад, из-за несчастного случая президент и его жена погибли, а единственный наследник который тоже пострадал, к сожалению, не смог перенять на себя функции руководства. Чонун, единственный сын семьи Ким, получил тяжелейшую травму головы, в следствии чего, его поведение стало слишком агрессивным и пожалуй, - на этих словах Кю тяжело вздохнул, - опасным для общества. Мы пытались вылечить его, но даже в самых лучших больницах мира врачи лишь разводили руки, советуя оставить его как есть и отправить в дом для безумных. И как мы не старались избежать этого, такой день настал и его забрали. Из-за долго отсутствия руководителя в компании набралось очень много дел, и мне пришлось оставить его там на некоторое время. Спустя неделю мне позвонили, сообщив, что Чонун вырвался на свободу, оставив присмерти с пол дюжины людей – врачей и пациентов. И хотя поймали мы его довольно скоро, увиденное было слишком жутко для описания. Зверь… он больше не был похож на человека. Его действия были дикими, во взгляде горел огонь. Не знаю, что стало причиной такому изменению, то ли травма, то ли таблетки, которыми его пичкали в больнице. Так или иначе, возвращать его в то место я больше не собирался. Поэтому мы построили для него огромных размеров «клетку» недалеко от поместья. Время от времени я прихожу к нему, разговариваю, но, увы, ничего не помогает. За последние 2 года я ни разу не увидел в нем ничего человечного. Он ходит, одевается, ест, моется как все нормальные люди, но на этом сходство заканчивается. И вот однажды, во время одного такого визита, мне позвонил наш агент и сказал, что нашел истинную звезду с шикарнейшим голосом и милейшим видом. В доказательство он дал мне послушать песню, телефон к несчастью выпал из рук и включился громкоговоритель. Зверь мигом налетел на решетку, с другой стороны которой находился я, и тут что-то произошло. Он начал медленно меняться, его взгляд стал похожим на прежний, но как только песня закончилась, все вернулось на свои места.

- Это был Реук? Его голос, я прав? – до этого Сонмин очень внимательно слушал повествование, но все равно не понимал какая между всем этим и их похищением связь. Но тут появилась первая ниточка – волшебный голос. Вукки, только он умел так петь, заставив сердце замереть, вслушиваясь в каждую ноту, каждое слово.

- Совершенно верно. У твоего друга Реука, действительно самый ангельских голос из всех, что мне доводилось слышать. В тот момент я не верил своим глазам. Казалось вот он ответ – музыка. Но нет, я был не прав. Ни одна песня не влияла на него. Пока однажды я не включил другую песню в исполнении того самого парня. И это сработало. Не раз и не два – всегда! Он будто оживал на те несколько минут, становился прежним милым Чонуном, что так любил в детстве музыку. Тогда-то у меня и зародился план.

- И вы решили похитить Реука, заставив того петь этому чудовищу, в надежде, что тот придет в себя, ведь так? Все должно было случиться той ночью, когда на улице не было никого, и никто бы не смог увидеть происходящее. Но по стечению обстоятельств, Реук вышел из здания не один, и вам пришлось забрать и меня с собой, не оставляя при этом свидетелей. – Минни злился. Он был зол как никогда раньше. Его похитили просто, чтобы замести следы.

- Невероятно точно, малыш. Твоя сообразительность меня пугает. – Кю радовал тот факт, что ему не нужно было объяснять, и блондин сам понял, что к чему.

- А Реук, он знает?

- Знает.

- И он согласился петь? – Сонмину не верилось, что младший так просто поддастся.

- Можно сказать и так, но боюсь у него не было выбора. – Кю поднялся с кресла и скрестив руки на груди, повернулся спиной к лежащему. – Если он не будет петь, монстр его убьет.

- Только не говорите, что вы…

- Вот именно, - перебил его Кю, - Реук сейчас находится в той самой клетке со зверем.

* * *


Сделав свои «дела» Реук с облегчением вздохнул. Кто бы мог подумать, что какая-то нужда, может стать такой колоссальной проблемой, и если бы здесь не оказалось туалета, парню было бы далеко не смешно.

Он знал, что зверь не спит, и где-то следит за ним, но притворяться Вукки больше не мог, будет он стоять, сидеть или ходить – не имело смыслу. Все входы и выходы закрыты, убежать невозможно. Поэтому брюнету ничего не оставалось, как ждать. Он знал, что чудовище скоро объявится, и не мог предположить, что тогда с ним произойдет. А тем временем, все что ему хотелось – это стать под душ и смыть с себя все то, что напоминало ему о вчерашней ночи.

Сняв с себя одежду, и раскрутив краники, Рё позволил воде смыть часть следов, а с ними и страхи, что никак не хотели покинуть его сердце. Стоя под струями воды, он начал напевать себе куплет его любимой песни «Один прекрасный весенний день»:

Теплый ветерок...
дует так же, как в ту ночь
В горшочках расцвели...
цветы, которые любила ты!
Не успел оглянуться,
...как вновь пришла весна!
А я все еще хочу…
крепко уснуть…
словно на дворе зима.

Ты так далеко
Так далеко
Очень далеко от меня!
Честно говоря, по тебе
...скучаю каждый день!
Даже самые малые
Самые незначительные обычные вещи...
...каждый день заставляют вспоминать тебя.*

Напевая все новые и новые куплеты, Реук не заметил, как черная тень скользнула у нескольких метрах от него.

Простояв так под струями воды еще пару минут, он повернул краник и выключил воду. Не найдя полотенца, решив не надевать на мокрое тело грязные вещи, вылез из кабинки, чтобы дать телу немного подсохнуть.

Подойдя к небольшому, разбитому зеркалу, начал разглядывать себя в отражении. Все тело было в синяках и все еще нывших ранах, подпухшее лицо, синяки под глазами. Не знай он, кто перед ним стоит – в жизни бы не поверил. И тут он увидел его…

Реук развернулся. Прямо перед ним, у нескольких метрах, стоял Он. Одетый весь в черные тряпки, не чесанный, давно не стриженый, но ослепительно красивый брюнет, в черных глазах которого бушевал зверь…
__________________________________________
*Автор стихи не пишет! Он лишь переводит =)весь перевод песни здесь -> www.youtube.com/watch?v=PMWByUWskDI&feature=you...
На этот раз глава получилась довольно большая)) Надеюсь вам понравилось! Жду комментариев ^ ^ )))






Красивый…

Бледная кожа, густые черные локоны, нос, подбородок, губы, скулы, форма лица… Все в парне, стоявшем напротив, говорило о совершенстве. Всё – но не глаза. Природа, мир, сама жизнь, они не имели никакого значения в его до жути черных как смоль глазах. Хаос, вот что в них отражалось.

Смотря на Реука, зверь словно решал, как поступить с жертвой. Он изучал взглядом каждый сантиметр тела парня, и в то же время боролся с желанием набросится, пытаясь сдержать животное внутри.

Он сделал шаг вперед. Рё стоял на месте не двигаясь. Ноги словно прилипли к полу, тело сковал страх, навеянный убийственным взглядом хозяина клетки.

Словно попав под силу гипноза, парень не мог оторвать взгляда от существа напротив него. С раннего возраста у Реука была слабость - неконтролируемая любовь ко всему прекрасному. Это чувство преследовало его всю жизнь. Он любил красоту, никогда при этом не обращая внимание на опасность, которая очень часто блуждала рядом. И сейчас он словно попал в западню собственной слабости. Красота наступающей опасности завораживала его. Если Бог смерти существовал, то сейчас он был перед ним, медленно приближаясь, все ближе и ближе.

Кажется, в этот миг они оба затаили дыхание.

Находясь на расстоянии вытянутой руки, они смотрели друг другу в глаза, будто ища что-то.
Зверь протянул руку к парню, и сердце Реука вмиг остановилось, а когда он пришел в себя, его уже с силой волокли вглубь клетки.

Они шагали очень быстро, поэтому Рё не успевал все рассмотреть нормально. В «клетке» находилось гигантское количество растений – цветов и деревьев, несколько столов и стульев, шкафов, и ни единого окна, и лишь подняв глаза, он понял от чего было настолько светло. Потолок был полностью прозрачен, наполняя помещение светом зимнего солнца.

Чем дальше они шли – тем больше растений заполняло помещение, словно направляясь в глубь леса. Даже одинокая мебель и та вливалась в это царство. Зрелище было невероятно красивое!
Зверь резко остановился, и Вукки не успев затормозить влетел ему в спину, тут же отскочив в сторону, но его вновь жестко схватили за руку и поволокли дальше.

« Невероятно!»- подумал Вукки, когда они наконец пришли к месту предназначения.
«Райский уголок, вот каким он должен быть».

Три гигантские стеклянные стены, вместе с таким же потолком, стерли границу между помещением и, открывающееся взору, пейзажем. Деревья, цветы, все они сливались в единое целое. Позади этой красоты, на толстых цепях, свисала огромная кровать, рядом большой шкаф и несколько комодов. По полу валялись небольшие обломки мебели, книги, какие-то страницы и очень много подушек – порванных и целых. Но больше всего Реука поразил большой, белоснежный рояль, находившийся в центре этой части помещения.

От увиденного Рё потерял дар речи. Зверь притащил его в свое логово.

Увлеченный рассматриванием нового места, пленник даже не заметил, как его медленно подвели к кровати. И лишь почувствовав удар и повалившись на нее, он вернулся к реальности, и эта реальность вызывала страх.

До Реука лишь сейчас дошло, что он был абсолютно голый, а хищный взгляд хозяина клетки говорил лишь об одном – он вновь хотел, и сдерживаться не собирался.

Зверь оседлал парня, заломив руки за голову и наклонившись к лицу, начал медленно покрывать лицо поцелуями. Не ожидавший такого поведения Реук смутился. Легкие поцелуи сменялись более настойчивыми, а потом вновь более робкими, словно не зная, что дальше предпринимать, на миг зверь остановился и посмотрел прямо в глаза своему пленнику. От пристального взгляда, Рё стал пунцовый как помидор, на что насильник саркастично улыбнулся и, перехватив руки одной рукой, другой медленно начал опускаться вниз от ключиц по плоскому животику, не разрывая зрительного контакта, опускаясь все ниже и ниже, пока не дошел до той самой уязвимой мужской части тела. Сначала легонько коснувшись, а после медленно поглаживая ее то вверх, то вниз.

Вукки не понимал что происходило. Он тихо застонал. Его дыхание участилось, а тело содрогалось в руках этого Ангела смерти. В голове творился хаос – хотелось продолжения, но всплывающие воспоминания прошедшей ночи вызывали страх и отвращение от происходящего. Омерзение и легкое восхищение переполняли его с ног до головы, затмевая все остальное. Еще немного и он не выдержит, отдавшись целиком в руки чудовищу.

Но все ласки вдруг резко прекратились. Зверь силой развел его ноги и потянул на себя. Пелена будто исчезла из глаз Реука и в момент когда хватка насильника ослабла, Рё с силой толкнул того ногой, кривясь от боли. Не ожидавший такого, зверь слетел с кровати, налетев на горшок с большим цветком, который в итоге вдребезги разбился.

Реук молниеносно спрыгнул с кровати пытаясь сбежать, но чудовище было сильнее и быстрее. Схватив пленника за плечо, зверь резко развернул парня на себя и со всей силы ударил в живот. От такого удара Реука сложило пополам, да так, что сделать хоть один вдох стало практически невозможно. За ним на парня обрушился удар коленом в грудь и еще один - кулаком в спину.

Рё свалился на землю, его тело горело от боли, а каждый глоток воздуха - пыткой. Но это был еще не конец – зверь потянул того за руку вверх и вновь со всей силы ударил в живот. Удар был столь сильным, что Рё отлетел в сторону, свалившись прямиком на стул, который в ту же секунду сломался под ним и, упав, Вук почувствовал острую боль в ладони. Воздуха не хватало, тело горело от ударов, а попытки хоть как-то задвинутся с места – терпели фиаско. От боли слезы лились ручьем. Парень не видел и не слышал. Ему было невероятно плохо.

А еще через какой-то миг Реук и вовсе отключился, не чувствуя как его за ногу куда-то волокут по полу.

* * *
«Я должен спасти Реука!», эта мысль не выходила из головы Сонмина с тех самых пор, как его посвятили в причину происходящего. На душе стоял тяжелый камень, а на глаза наворачивались слезы. Судьба слишком жестоко поступала с ними с самого их рождения.

Он не мог позволить младшему оставаться в какой-то «клетке» рядом с психом, который чуть не отправил шестерых врачей, пятерых охранников на тот свет. Реук был в гигантской опасности, и его нужно было срочно спасать, но для начала нужно было сбежать самому. Находясь под охраной двадцять четире часа в сутки, это было практически нереально.

За то короткое время, что прошло с момента ухода их похитителя, Мин успел много чего узнать – например, что через окно в ванной ему не уйти – там стояла большая решетка, и даже если ее как-то снять – комната находилась слишком высоко, чтобы выпрыгнуть. Еще он узнал, что возле двери его караулило, по меньшей мере, двое охранников, и еще парочка каждые несколько минут приходили по коридору, спрашивая все ли нормально. В помещении не было никакой возможности связаться с внешним миром. Поэтому, единственное, что оставалось – ждать, пока кто-то войдет в комнату, вот тогда то и выпадет шанс сбежать.

План был прост – симуляция. Он собирался притворится, будто ему ужасно плохо, при этом вызвав панику, и под общий шум - скрыться. Вероятность была мизерный, но других вариантов он не видел. А так как на кону была жизнь дорогого ему человека – Мин не имел права не сделать хотя бы попытку. Главной загвоздкой была цепь, ибо нужно было от нее освободится. Ключи от замка, как он уже успел убедится, имелись и у охранников, но их надо было еще достать.

А время шло…

- Вукки, ты ведь все еще жив, правда? – прошептал он, обращаясь в пустоту. – Я спасу тебя! - Из душевных переживаний Мина вывели слова какого-то человека.

- Здравствуйте, господин Сонмин!

Мин, который сидел ко входящему спиной, осторожно развернулся. В дверях стоял молодой парень - шатен, с виду не старше его самого. Глаза у парня блестели, а на щеках вырисовывались ямочки. Молодой человек излучал такую ослепительную ауру, что Мин на миг забылся, но вспомнив о плане, включив все свое актерское мастерство – начал игру.

Легко кивнув посетителю и приподнявшись на колени, он резко схватился за голову и закричал, при этом скорчив гримасу боли. Опершись рукой о кровать, Сонмин продолжил свою игру. Заметив, как в панике к нему подбегает незваный гость, парень свалился с кровати, от чего цепь вокруг шеи сильно затянулась перекрыв возможность дышать. Посетитель немедленно позвал на помощь, и, как и ожидалось – охрана влетела в комнату немедленно.

Звук беготни, паника в один момент накрыли комнату. Придерживаясь плана Мин уже понемногу начал терять сознание от нехватки кислорода. Как вдруг почувствовал, что цепь отпустила – по видимому кто-то из охранников открыл замок, а вскоре и вовсе снял цепь с шеи парня...

Отдышавшись минуту – другую и придя в себя, Мин встал на четвереньки, пытаясь подняться. Он почувствовал, как кто-то питается ему помочь в этом нелегком деле – это был тот самый нежданный посетитель. Охранники отошли в сторонку, один по рации звал доктора, другой – отвлекся на разговор с неизвестным. Придя в себя, и поняв, что путь к двери свободен – Мин рванул туда со всей силы.

Он выбежал в коридор.

Не ориентируясь в помещении, парень побежал туда, куда вели ноги. Ему было тяжело, но он не мог остановиться ибо вряд ли еще ему выпадет такая возможность.

Дом был огромен, пленник сворачивал то направо, то налево. Топот ног доносился со всех сторон. Стража была близко, эхо их шагов становилось все громче и громче. Тут Сонмин увидел лестницу в нескольких метрах от себя. Он практически добежал до нее, когда его схватили за руку, но к счастью Мин смог вырваться и побежал дальше. Лестница была уже перед ним, но его вновь схватили. Изо всех сил наступив на ногу противника, парень выскользнул из его рук и, развернувшись чтобы оттолкнуть напавшего – потерял равновесие, и свалился вниз по длинной лестнице, увидев напоследок лишь перепуганное лицо Чо Кюхена и его протяжный крик.


Должен ли человек испытывать угрызение совести, если сам невиновен? А если виновен, но лишь косвенно?
Вот уже несколько часов подряд Чо Кюхен сидел рядом с лежащем на кровати блондином, и не мог понять, почему на душе скреблись кошки. Он не чувствовал вину за случившееся, но в душе понимал, что похитив парня, он так или иначе был причастен к тому, что случилось.

Раз за разом в памяти всплывали карие глаза, переполненные испугом, и хрупкое тело падающего юноши. Образы на отрез отказывалась покидать мысли Кюхена, всплывая именно тогда, когда кажется, на душе становилось чуть легче.

Тридцать две ступеньки – не больше и не меньше, их вполне достаточно, чтобы умереть.

-Чудо, что он остался жив, - сказал Итук, после внимательного осмотра тела мальчишки. – Но его нужно отвезти в больницу и проверить с ног до головы! Без тщательного осмотра и лечения последствия могут быть разными,- констатировал тот. – Второе сотрясение за два дня, это тебе не шутки!

- Я не могу отвести его в больницу!

- Не можешь, но должен! То, что он жив еще не значит, что все нормально. Если его не проверить он может остаться инвалидом или даже умереть, неужели ты не понимаешь серьезность ситуации?!- было видно, что врач злился. – Кю, я знаю тебя давно, прошу тебя, послушай меня и отвези его в больницу.

- Как, по-твоему, я отвезу его? – Кю перешел на крик.- Мне что прийти и заявить: «Видите ли, я похитил парня, а он, пытаясь сбежать – слетел с лестницы»?

- Да как тебе вообще могло в голову прийти похитить человека?- выпалил Итук плюхнувшись в кресло.- Парень, это статья!

- Хён, я прекрасно понимаю, но и ты пойми. Я должен вернуть Йесона, иного выхода нет,- на последних словах слёзы выступили на глазах у парня, и тот, рухнув на колени, тихо прошептал.- Помоги, умоляю, помоги! ЙеЙе… он должен вновь стать собой.

Шумно вздохнув, Тукки опустил голову на руку, и закрыв глаза начал думать. Кю был уверен, что в тот миг его друг решал, помогать или нет. Ситуация была слишком критичной, и тянуть время было нельзя.

Вытащив из кармана телефон, врач набрал чей-то номер.

- Алло, Хичоль, нужна помощь,- в трубку что-то ответили. – Ладно, буду у тебя через полчаса.

Поднявшись с кресла, Итук на последок взглянув на все еще стоявшего на коленях Кюхена, произнес:

- Пациента не дергать, пусть лежит. Смотри, что бы температура не повысилась. На столе стоит жаропонижающее и обезболивающее. Приглядывай за ним, и будь готов. Я не уверен, получится ли, но постараюсь помочь. Жди моего звонка, - и парень, покинув комнату, оставил Кю наедине с больным.

На часах было уже восемь вечера, а это значило, что прошло уже больше трёх часов с тех пор как Итук ушел. За все время Сонмин ни разу не пришел в себя, и Кю уже начал сильно волноваться о его состоянии. Сказать, что он впервые чувствовал себя настолько ужасно, значит солгать. Такое уже случалось с ним дважды – в детстве и… три года назад. Скажи ему кто-то, что он вновь будет переживать что-то наподобие этому, он бы рассмеялся ему в лицо. Кюхен был уверен, что больше ничто не сможет выбить его из колеи – но ошибся.
Он осторожно коснулся лба Минна своими губами, проверяя температуру. Парень, казалось, горел. Взяв со стола все нужное, Чо подошел к лежащему. Все тело больного было покрыто синяками и царапинами. Разбитая губа, бровь, огромный синяк на правой стороне лица – не смотря на такие увечья, парень все еще оставался красивым, но теперь походил на слабого избитого котенка. Белобрысый музыкант из клуба больше не был похож на айгу-мальчика, каким его несколько раз видел Кю в «Амелии».

Набрав антибиотик в шприц, и аккуратно перевернув парня – Кю сделал нужный укол.

- Так-то лучше,- прошептал он, укрывая Сонмина.

В кармане завибрировал телефон. Звонил Итук.

- Тукки…

- В общем, я договорился с одним хозяином частной больницы. Мы выезжаем. Приготовь парня. Будем через полчаса если не попадем в пробки – представить не можешь, сколько здесь снега намело.

- Жду… и Тукки – спасибо! – это была первая хорошая новость за день, за что Кюхен был очень благодарен другу.

* * *

Упершись спиной к стенке со скрещенными руками на груди Кю ждал, когда врачи наконец закончат все обследования. Стрелки часов показывали одиннадцать вечера. Прошло уже больше двух часов с тех пор, как Сонмина забрали, и парню казалось что с того времени прошла целая вечность. Хотелось уйти, оставить все как есть, но совесть не позволяла.

Кюхен не любил больницы. С того случая несколько лет назад, стоит ему перейти через порог, и попасть в царство светлых стен и белых халатов, как его пульс подскакивает, в глазах начинает двоится, а от стоящего запаха препаратов – начинает подташнивать. До этого ему пришлось несколько месяцев подряд каждый день бывать в больницах, разговаривать с врачами и каждый день видеть на их лицах сожаление, ибо никто не мог помочь. Все лишь махали головой и со словами «медицина не всесильна» просили забрать, уже на то время, довольно одичавшего больного. Он водил старшего по всех госпиталях, искал лучших врачей и ничего. Итук был единственным врачом, на то время еще очень молодым, который не отказался помогать. Без его помощи младший бы потерял надежду, которая за все время практически полностью угасла.

Послышался хлопок двери, и оттуда вышел молодой врач, и лицо его было озадачено, следом за ним вышел Итук, с тоже не менее встревоженным видом.

- Ну и как он, - спросил Кю у подошедших к нему врачей.

Они на миг переглянулись, после чего Хичоль, как его до этого представил Тукки, начал первым.

- Есть хорошие новости и плохие. С каких начинать?

- Давайте все по-порядку, - Кю хотел знать, ему было все равно что, главное – знать!

- Пареньку твоему смерть не грозит, никаких внутренних кровотечений не найдено. Как ты понимаешь – это хорошая новость. – Младшему стало чуть легче, ибо нету ничего хуже смерти, такого греха на себе он бы не выдержал.

- А что за плохие?

- Во-первых, у него сломано шесть ребер и правая кисть, но это, пожалуй, все срастется. Более серьезным есть то, что удар на голову пришелся очень сильный.

- Что-что? – Кю задрожал, он даже не подумал, что… нет, он не хотел думать о том, что этот ангелочек может превратиться в такого же как его ЙеЙе. – Что вы имеете введу?

- Успокойся Кю, - Итук встрял в разговор, видя как манне поменялся в лице, - он получил сильное сотрясение. В результате он некоторое время может вести себя немножко неадекватно.

- То есть?

- Возможна частичная потеря памяти, но пока он не очнулся, мы не можем сказать наверняка.

- Значит, есть шанс, что он ничего не будет помнить. – Оба врача кивнули в знак согласия. – Это все? С ним все будет нормально?

- Боюсь, нет, - продолжил Хии после маленькой паузы, – у него серьезный перелом позвоночника. Мы не уверены, сможет ли он вновь начать ходить.

Сердце Кю пропустило один удар, потому второй, воздуха стало катастрофически мало, в глазах помутнело. Врачи что-то говорили, но смысл их слов доходил до него лишь частями. Он понимал на что шел, похитив парней, но такого поворота событий не было в его планах. Он не хотел этого. Спасти Йесона, заплатить за моральный и возможно физический ущерб, если нужно – принять наказание по закону. Но ломать чужую жизнь – нет!

Кто-то начал его усиленно трясти за плечи. Подняв глаза он увидел встревоженный взгляд Итука, Хичоля рядом не было.

- Ты чего?

- Ничего, а где другой?

- Хии ушел тебе за успокоительным – ты весь побледнел. Никогда бы не подумал, что Великий Чо Кюхен может выглядеть как перепуганная мамаша? – в словах друга где-то далеко прозвучала нотка сарказма.

- Я что-то не так сделал? – слышать такие слова от друга в данной ситуации было больно.

- Кю-я, парню нужна операция. Имей ввиду, что он может остаться калекой на всю жизнь, и виной тому – ты, и твоя сумасшедшая идея. – Манне ничего не ответил, ему не было что сказать в свою защиту. Друг был совершенно прав.

В кармане завибрировал телефон. Вытащив его и увидев кто звонит – младший решил не отвечать. Итук увидев это, лишь тяжело вздохнул и похлопав парня по плечу ушел, оставив того одного.

Кю стоял несколько минут, находясь словно в трансе. На душе было гадко, а от собственного эгоизма уже мутило.

Телефон никак не хотел замолкать, высвечивая на экране то «Донхэ» то «Ынхек», которые один за другим, раз за разом, продолжали названивать.

В какой-то момент Кюхен словно вернулся в реальность и все же ответил на звонок:

- Что такое?

- Босс, у нас ЧП, - послышался взволнованный голос Ынхека.

- И что же стряслось? – спросил Кю, подумав при этом, что веселый вечер еще не закончился, - Только не говорите мне, что это что-то хуже того, что уже произошло на лестнице.

- Он вывел из строя все камеры наблюдения, - быстро процитировал Хёк.

- Что-что, повтори еще раз! – руки шатена задрожали.

- Йесон вывел из строя все камеры наблюдения. Мы понятия не имеем, что происходит внутри клетки!

Больше манне ничего не слышал. Мобильный телефон вывалился из дрожащих рук, с грохотом стукнувшись об пол, и маленькая слеза скатилась по щеке Кюхена. Все должно было быть не так!

Из-за превышения лимита знаков - дальше будут ссылки на фикбук

ficbook.net/readfic/462918/1914211#part_content



ficbook.net/readfic/462918/1914247#part_content

запись создана: 16.12.2012 в 00:25

Вопрос: Как вам фик?
1. Нравится  3  (75%)
2. Не нравится  0  (0%)
3. Жду пока его допишут  1  (25%)
Всего: 4

@темы: Drama, Super Junior, amaneshka, Корея, Суджики, Фикбук, Я и ты, да мы, разные няки

URL
Комментарии
2012-12-16 в 17:05 

Лис, которого приручил Маленький Принц
Мы курим, чтобы легче дышалось и добавляем в чувства алкоголь для надежности. (с)
текст непоганий але багато косяків, чисто в написанні тексту, як хо, я тобі поправлю, буде краще і легше читатись)

2012-12-16 в 19:09 

amaneshka
Although life is full of sadness.. Always put on a smile ^-^ (Heechul)
буду тільки "ЗА!" :squeeze::squeeze::squeeze:
Якщо будеш допомагати, тоді для справочки , герої:

Йесон (ЙеЙе) - www.youtube.com/watch?v=9_pSpzUiN3Q
www.youtube.com/watch?v=uEQ6o8YKp-U
образ у нього в фіку приблизно сякий www.youtube.com/watch?v=Hw83ht9EoQM

Реук www.youtube.com/watch?v=xEB3CEV4VaQ www.youtube.com/watch?v=BbQDYC5jxgU

Сонмін www.youtube.com/watch?v=XeaJ1cklthM

Кюхен www.youtube.com/watch?v=Ec5JZtnA3z8

Вся 4-ка разом ( Мін появляєся і починає співати з середини 1ої минути) www.youtube.com/watch?v=P6yQTWWryxM

Итук www.youtube.com/watch?v=dzDgnd6VSrc

Ще може появиться парочка "Рибних" www.youtube.com/watch?v=3o44-9gYyWk


ЙеВукі і КюМіни a3.img.mobypicture.com/f37abe8cd5e47d707cd6ba9b... :heart:

URL
2012-12-16 в 20:12 

Лис, которого приручил Маленький Принц
Мы курим, чтобы легче дышалось и добавляем в чувства алкоголь для надежности. (с)
йов, зара гляну і скину тобі правлений текс на умаїл) *ГГ така няша)) :heart:*

   

"Voice of Asia!"

главная